Младший научный сотрудник National Laboratory Astana, Назарбаев Университета стал лауреатом премии имени Д.А. Кунаева

 Приказом министра образования и науки РК Ерлана Сагадиева премия имени Динмухаммеда Ахмедовича Кунаева за лучшую работу в области естественных наук присуждена Максату Жабагину, младшему научному сотруднику лаборатории популяционной этногенетики National Laboratory Astana, Назарбаев Университет.

Премия вручена за научную работу «Связь генетики, культуры и  географии в населении Центральной Азии».  Трансоксиана, известная еще как Мавераннахр,  – именно так назывался исторически регион Центральной Азии в междуречье Амударьи и Сырдарьи. Статья о генетическом ландшафте Трансоксианы и его связи с географией и культурой населяющих ее народов вышла в журнале «Scientific Reports 7» (Article number: 3085 (2017) doi:10.1038/s41598-017-03176-z). Ее авторы Максат Жабагин (National Laboratory Astana, Назарбаев Университет) и проф. Елена Балановская (Медико-генетичесий научный центр, Россия), а также другие генетики. Руководитель работы – проф. РАН Олег Балановский (Институт общей генетики РАН, Россия).

Трансоксиана охватывает территории Узбекистана, западного Таджикистана, западной Киргизии, северо-восточного Туркменистана и южного Казахстана. Географический ландшафт региона разнообразен: это бассейны рек Амударьи и Сырдарьи, разделенные пустыней, и предгорья Тянь-Шаня и Памира. Вдоль рек и в предгорьях плотно расселены дунгане, казахи, каракалпаки, киргизы, туркмены, узбеки. Эти народы различаются по традиционному хозяйственно-культурному укладу: одни – земледельцы, другие – скотоводы-кочевники. В истории региона несколько основных вех: развитие древних культур земледельцев и кочевых скотоводов, влияние переднеазиатских империй, появление тюркоязычных племен, затем экспансия арабов, позднее — монголов.

Как подчеркивают авторы статьи, многоликость и яркое своеобразие народов, культуры и природных условий Трансоксианы позволяет использовать этот регион как модельный для выявления связи генетического, культурного и географического ландшафтов. Это и стало основной задачей работы. Попутно авторы попытались решить и более конкретную задачу, связанную с крупными историческими событиями – экспансиями арабов и монголов. Вопрос состоял в том, происходили ли при этом миграции населения, оставившие след в генофонде.  

Авторы пришли к выводу, что, действительно, все виды количественного анализа указали на иной путь  формирования генофонда региона. Оказалось, что  географический ландшафт Трансоксианы, несмотря на его контрастность (пустыни и плодородные бассейны рек, предгорья и низменности), не оказывает прямого влияния на генетический ландшафт. Основную роль в структурировании генофонда – вопреки географии — играет тип хозяйственно-культурной деятельности населения:  генетическая граница проходит между популяциями земледельцев и кочевников-скотоводов. Сравнение двух последних экспансий – арабов и монголов – показало, сколь разным может быть их влияние на генофонд. Экспансия арабов, принесшая сюда религию Ислам, не оставила значимого следа в генофонде. Напротив, экспансия монголов оставила мощный след в генофонде, но, однако, не отразилась в двух таких важнейших проявлениях культуры, как язык и конфессия.

 

Более подробно о выводах исследователей можно прочитать здесь: www.nature.com